[syndicated profile] green_feed
Лекцию 1931 года я ждал с нетерпением, она про «Золотого теленка» Ильфа и Петрова. Я этот роман читал когда-то давно в детстве, тогда не очень понравилось, и мне казалось, что книга просто более взрослая, теперь я смогу её оценить. Не оценил. Да, красивые (разобранные и затёртые) фразы, но сама книга кажется ужасно нудной.

Больше всего пнравились некоторые слова. Встретил «ералашь» (именно в такой орфографии) в смысле, отличном от одноимённого кино-журнала. Встретил слово «культуртрегер» (его смысл мне совсем недавно объяснил он сам). Наконец, целая фраза «Будет, будет, все тебе будет. Кофе тебе будет, какава!» — очевидная цитата из «Бриллиантовой руке» явно затмила оригинал.

Ещё интересная подробность про пятидневку — оказывается, с нею была реализована моя давняя мечта о подвижных выходных. Вместо того, чтобы копировать существующую структуру недели (есть общие для всех рабочие дни и общие для всех выходные) реформаторы выдали каждому работнику по одному выходному в пятидневке. Для простоты, дни были раскрашены в разные цвета, и герою романа Хворобьёву, например, выпало отдыхать по фиолетовым дням.
Очень интересно было бы попробовать пожить в обществе с подвижными выходными. Очевидные грабли с организацией семьи должны решаться свободой смены «цвета». Как разрешать проблемы малых предприятий, в которых нужно присутствие либо всех, либо никого, я не знаю. Школу, очевидно, нужно продумывать заново, чтобы пропуск одного дня учеником не мешал ему учиться дальше со всем классом (компенсировать то ли домашней работой, то ли продлёнкой, то ли каким-то бесконечно разумным расписанием, при котором у каждого ученика своё личное расписание, на какие уроки он когда должен ходить, чтобы в конце паззл сошёлся).


Лекция 1932 года — это «Впрок» Платонова. Я в очередной раз горжусь собой — читая книгу, смог сам угадать / почувтвовать основную мысль лекции. Читал, и не мог отделаться от ощущения, что эта книга одновременно и верноподданическое признание в любви к советской власти — и какой-то очень тонкий стёб, над властью же издевательство. И Быков в лекции отвечает — это попытка написать лояльное произведение, но стиль Платонова изначально такой, что у него каждая фраза читается стёбом.

Мой любимый фрагмент — в деревню приходит бог. Вокруг головы у него свечение, все в тайне верующие падают ниц, комсомольцы покусывают губы и стоически ждут конца света. Бог с удовольствием обходит деревню, в какой-то момент свет вокруг его голову гаснет.
— Где же свет господень, что я видел во мгновении времени?
— Сейчас, — ответил бог. Но свет вокруг его головы не происходил.
— Давай я зажгу! — предложил Григорий. — Ты будешь копаться должность потеряешь.
Он заголил богу рядно, как юбку, пошарил на его груди, и свет засиял.
— У тебя зажимы на батарее ослабли, — тихо сообщил Григорий богу.
— Знаю! — согласно сказал господь. — Туда бы нужно болтики и гаечки, а разве их обнаружишь где в степи.
Бога подвели к радио (в деревне отказывались верить в радио, верили только в бога и в граммофон), подключили его батареи к громкоговорителю — он загремел на всю деревню.
— Верите ли вы теперь в радио? — спросил Григорий собрание[...].
— Верим, — ответило собрание. — Верим господу и в шумную машину.
— А во что не верите? — испытывал Григорий.
— В граммофон теперь не верим, — сообщило собрание.
Бог очевидно оказался кочегаром-летуном с астраханской электростации. Главный герой пригрозил ему, нефиг «летать», нужно работать на строительство коммунизма, оставайся, мол, в нашей деревне.
Довольный бог остался: все же в нем жила душа кочегара и пролетария, жила и думала: кулак или другой буржуй не сумел бы стать богом, — он, невежда, не знает электротехники.
Ну и вот так примерно вся книга. Байка (Быков рассказал) гласит, что товарищ Сталин, прочитав книгу, поставил на ней рецензию из одного слова — «сволочь».

В этой книге тоже упоминают пятидневку, но в очень оригинальном контексте: «прошла неделя или десятидневка» — то есть у людей в голове оставались одновременно обе системы.

А ещё в лекции Быков ответил на вопрос, которым я задавался во время чтения «Тихого Дона» — роман хороший, но почему не расстреляли его автора? Быков говорит, что Шолохову позволили напечатать последние главы романа только при условии, что он напишет «Поднятую целину» — откровенно хвалебный роман с пассажами про мудрость вождя.

Картины Francesco Nex

Jul. 20th, 2017 07:16 am
[syndicated profile] green_feed
В Барде посмотрел маленькую выставку местного современного художника. Солнечные краски и стиль где-то на грани стёба. Мне очень понравился.
«Славный рыцарь указывает членам своей семьи путь к добродетели».



«Рождество. Понятно, что родился кто-то непростой...»



«Рыцарь, уставший от изучения геометрии».



«Королева с 4 детьми» (я тоже, пока название не прочитал, считал, что у королевы их максимум двое).



А тут у меня просто старая мозоль — «Женщины у дверей шахты». Удивительно, конечно. Как в детстве я считал, что все эти шахты, этот уголь — это совершенно не про меня. И как, повзрослев, я очень близко воспринимаю каждый встреченный террикон, каждое упоминание шахтёра.



«Христос и солдаты» — я вспомнил, как мы в Нормандии ходили по церквям, рассматривали витражи, и как в одной из них, витражи которой я всё время считал совершенно нефигуративными, мне вдруг показали, как их можно «читать». Так и здесь — солдатов вроде как на картине нет, но ты их видишь, они где-то там...



Нельзя, конечно, исключить и вариант, что я просто неправильно перевёл название картины :-)

Pour la science (№ 476) — II

Jul. 19th, 2017 07:40 am
[syndicated profile] green_feed
Меня несколько лет назад заинтересовал вопрос, можно ли понять, когда человеку снится сон. Я с тех пор видел огромное количество около-научных статей как с описанием, так и с опровержением возможности существования методов определения. В журнале статья о том, что, кажется, нашли более-менее достоверный метод — то есть, предполагается, что раньше такого метода всё-таки не существовало.

Методика валидации метода меня, впрочем, порадовала: время от времени будили подопытных и тут же спрашивали, снилось ли им сейчас что-либо.


Реклама книги о немецких и итальянских учёных, сделавших в XX веке научную карьеру за рубежом, потому что не хотели работать в фашистском обществе. Ужасная потеря, пишут авторы, для этих стран. Ситуация, продолжают они, к сожалению повторяется на наших глазах в некоторых странах.
«Некоторые страны» пожелали остаться анонимными.


Практически на ту же тему — статья об эффекте Стрейзанд. О том, как отфотошопленный портрет Путина (есть в статье по ссылке) признали экстремистским материалом, и как включение его в список запрещённых на территории РФ в разы увеличило количество просмотров этой картинки.


Наконец-то понял, в чём состоит дальнозоркость. Оказывается, у глаза есть punctum proximum — это минимальное расстояние, на которое глаза могут сфокусироваться. И дальнозоркость заключается в том, что эта точка постепенно начинает удаляться. Вы никогда не видели людей, которые с возрастом начинают картинно отставлять предметы от глаз, чтобы сфокусироваться на них? Я регулярно такое вижу...

Очевидно, что такая дальнозоркость вполне совместима с близорукостью. В статье рассматривают ту самую ситуацию, когда глазу нужна разная коррекция для близкого расстояния и для дальнего.

Самый простой вариант — иметь две пары очков.

Второй вариант — одна линза вставляется в центр другой линзы. В глазу формируется две картинки, но (в зависимости от того, куда человек пытается сфокусироваться) одна из них чёткая, а другая — расплывчатая. И мозг сам фильтрует, обращая внимание только на нужную ему чёткую картинку. Звучит достаточно сюрреалистично. Плюс, пишут, на практике есть достаточно неприятное гало вокруг ярких предметов. Не говоря уже о предметах на среднем расстоянии, когда обе линзы работают плохо.

Третий вариант (я такое в детстве видел) — делать разные линзы для верхней и нижней половинок очков. Как-то так получилось, что близкие предметы мы чаще видим внизу, а далёкие — наверху, поэтому стекло можно составить из двух половинок разных линз. Утверждается, что даже контактные линзы такие научились делать — у них смещённый центр тяжести, что заставляет линзу автоматически принимать правильное положение в глазу. Если бы у меня была такая линза, я немедленно встал бы на голову, чтобы проверить, как она крутится!

Ну а сама статья — о прогрессивных линзах. У которых фокусное расстояние прогрессивно меняется верху вниз. При этом получается овоид, не являющийся сферической поверхностью, то есть вызывающий астигматизм (в некоторых направлениях фокусировка лучше, чем в других). И всё искусство оптика заключается в том, чтобы найти нужный компромисс там, где математик с физиком показали невозможность идеального решения.


Статья про идеальный десерт. Очевидно, говорит автор, мы запрограммированы на то, чтобы любить жирное и сладкое. Поэтому в рецепте у нас будет всего два ингредиента: масло и сахар. К чёрту лицемерие, восклицает автор, не будем прятаться от собственной натуры. Взять майонез — никто в здравом уме не будет пить растительное масло в таких количествах. Но ведь оно вкусное! И люди придумали майонез (90% растительного масла), чтобы спрятать некрасивый продукт. Или вот шоколад — по сути в точности наш рецепт, только с небольшими вкраплениями красителя и ароматизатора.
[syndicated profile] green_feed
Продолжин наш Бесполезный курс истории, поговорим сегодня о еде. В Лувре находится прекрасный экспонат, на котором изображён некий Тепеманх (слева на иллюстрации). Перед ним стоит стол с нарезанным кусочками хлебом. А над столом — практически скатерть-самобранка: разлинеенное пространство, в каждой клеточке которого написано название какого-то блюда. Рисунок, очевидно, из гробницы (death alert!), поэтому экспонат в музее так и называется: «меню мертвеца».



Постараемся понять, что же именно здесь написано. А заодно рассмотрим базовые принципы египетской письменности.



Проще всего разобраться с количеством. На каждой клеточке написано не только, что лежит на воображаемом столе, но и сколько его там лежит. На клетке C5, например, написано «4», а на D5 — «2». На всей стеле встречаются только 1, 2, 4 (все они пишутся соответствующим количеством вертикальных палочек), а также 1000 (единственный сохранившийся на фотографии знак клеточек G9:G10, он же есть на G11).

Для выражения количества штучного товара числа достаточно, в случае с менее дискретной едой нужно приписать меру измерения, например «кувшинов» — этот знак в форме кувшина виден на клеточках A5 (в левом нижнем углу) и A6 (в правом верхнем). Это хороший пример пиктограммы, когда предмет обозначается изображением самого предмета.
Если еда не жидкая, то количество выражается не кувшинами, а более абстрактными «мерами», которые видно на клеточках D1:D6 — он выглядит как перевёрнутая трапеция, и несомненно является изображением миски в профиль. Это хороший пример идеограммы, когда изображение предмета обозначает ряд идей, ассоциирующихся с этим предметом.

Что же за еда изображена в «меню»?

Практически весь ряд B (B3:B11) — это разные виды хлеба. Учёные при этом отказываются искать аналогии в современном мире — название прочитать они могут (запись здесь чисто фонетическая, но мы сегодня не будем о ней говорить), но совершенно справедливо указывают, что название хлеба мало о чём говорит. Что такое «эклер»? Даже если продвинуться на один шаг вперёд и выяснить французский корень этого слова (éclair — молния), без рецепта это нам ничего не скажет о природе блюда.

Большую часть ряда C (C1:C9) занимает говядина и мясные субпродукты: желудок, селезёнка, печень, тонкие ломти мяса, рёбра, часть ноги, почки, другая часть ноги и, наконец, плечо. Как мы можем видеть, практически всегда названия блюд также записываются фонетически. Буквальное изображение крайне редко (можно видеть, например, на слове «рёбра»).

Обратим теперь внимание на клеточки D9:D11 — это (слева направо) голубь, гусь и утка. Запись снова фонетическая, но знак птичьей разделанной тушки помогает разрешить возможные неоднозначности, уточняя, что речь идёт именно о птице, употребляемой в пищу. Это хороший пример использования иероглифа в качестве детерминатива: в данном случае он не выполняет никакую фонетическую функцию, он определяет категорию записанного другими знаками слова.

В клеточках D1 и D2 написаны названия двух сортов пива, в D3 и D4 — названия кисломолочных продуктов, E6:E8 содержат одну и ту же надпись «вино». Видимо, вина много не бывает, поэтому этот же знак поместили и на E10. Все остальные клеточки заняты либо снова хлебами, либо овощами и фруктами.


Ещё одно изображение готовящегося обжорства. Парочка слева несёт на непропорционально большом подносе листья салата, на них лежат буханки хлеба, тёмная гроздь винограда и неопознанные овощи. Следующий молодой человек держит кувшинки в одной руке и поднос с хлебом в другой. Затем идут люди с уткой, с куском говядины и с вазой. Что находится в руках предпоследнего персонажа, рассмотреть сложно, т.к. рисунок изрядно оббился (кураторы Лувра видят там корзину). Зато замыкающий мужчина несёт практически знакомый нам иероглиф «птицы для употребления в еду» — подписано как «готовая к запеканию дичь».



Вы помните обезьяну, помогавшую хозяину собирать орехи дум? Несмотря на отсутствие вопросов, что же такое «орехи дум», я всё равно отвечу. Я не знаю, как именно переводится название этой пальмы на русский язык, но известно, что египтяне либо ели их сырыми (предварительно размочив в оде), либо добавляли в выпечку. Они верили, что орехи дум помогают от желудка и кишечника (современные учёные не подтверждают эту теорию), на вкус они вроде имбиря. Вот как выглядят высушенные временем орехи дум:



Чтобы развеять сомнения, как могла органика сохраняться тысячелетиями, приведу фотографию хлеба, выпеченного 3500 лет назад. По виду похож на наш Бородинский, на вкус не пробовал.




Как обычно, загадка в конце лекции — как вы думаете, что изображено на следующей фотографии?



Ответ на загадку из предыдущего выпуска нашли многие. Скульптор действительно пытался изобразить поросёнка.
Хотя лично мне ближе версия a_p про бегемота.

Forte di Bard

Jul. 17th, 2017 06:32 am
[syndicated profile] green_feed
Во время так называемого лыжного отпуска съездил в Forte di Bard — каждый раз, когда проезжаем Аосту, обращаем внимание на стоящую прямо посередине долины крепость / форт:



Но на неё как-то никогда не находилось времени, а зря. На этом месте всегда была крепость, по крайней мере с конца Римской империи. В 1800 году Наполеоновская армия пыталась внезапно захватить Милан, но Бард задержал наступление на 2 недели, и внезапности не получилось. Милан это не спасло, зато Наполеон лично приказал снести крепость до основания. Так что, сегодня мы видим крепость XIX века — после свержения Наполеона её достаточно быстро отстроили.



На плане, практически по центру, видны линии лифтов-фуникулёров. Очень симпатичные кабинки довозят прямо наверх, оттуда уже можно лениво спускаться.



Наверху — музей Альп и несколько временных выставок. Музей отличный! Со слоганом la montagne c’est «trois mois de froid et neuf de gel» (горы — это 3 месяца холода и 9 месяцев мороза).

Один из самый сильных экспонатов — видео с камеры, прикреплённой на спину орлу. Он вылетает с Aiguille du Midi (мы там были в 2006 году) и летит в Бард. Дорога до боли знакомая, не оторваться!

Целый зал посвящён Dahu — типично горная байка о животном, у которого лапы с одной стороны длиннее лап с другой. Обычно рассказывают о том, что существуют левосторонние и правосторонние Даю. А также о том, как на них охотиться (достаточно испугать. чтобы он развернулся в непригодную для него сторону, и сам упал). А здесь сделали даже чучело Даю:



В недавнем Pour le Science была статья о том, как Меланшон выступал при помощи своей «голограммы» сразу в нескольких местах. Очевидно, что это была не голограмма, а проекция на прозрачную плёнку. А в музее была ещё более примитивная версия с полупрозрачным зеркалом, наклонённым под углом в 45° к зрителю. За зеркалом стоит слабоосвещённая картина (в музее был сурок на поверхности холмика), а под ним — время от времени освещённая сильным светом другая картина (в данном случае — норка сурка). Когда свет зажжён, вторая картинка полностью забивает первую, создавая ощущение, что мы заглядываем внутрь холмика.

Музей постепенно переходит в краеведческий. Выставили «школьный класс», по которому можно походить, порассматривать педагогические пособия. Какие-то классические — географическая карта мира, круговорот воды в природе и т.п Какие-то — тематические, как, например, пособие по определению возраста лошади по её зубам (только тут-то я и понял смысл поговорки про дарёного коня).



Мы в Руане делали деткам квест — пройдите по собору и попытайтесь найти часовню кузнецов / хлеборобов / рыбаков и пр. Кто давал деньги на строительство — того знаки там и висят.
Такое ощущение, что на этом кресте постарались уместить знаки вообще всех ремёсел деревни:



Описание почитаемых в Аосте святых. Очевидный Святой Бернар (перевал по соседству, а ныне покровитель альпинистов). Лично мне больше всего понравилось изображение Святого Эразма — картинка ужасная, но описание его мученичества в Википедии ещё хуже. Молятся святому Эразму для помощи при болезнях желудка...




Весь форт при этом уставлен современной скульптурой. Мне понравился William McElcheran, Businessmen — очевидно напоминает «4-мерные скульптуры» Yabuuchi Satoshi, но при этом настолько итальянские скульптуры!



Вот это распятие Mario Stuffer:



И полосатые мраморные скульптуры Park Eun Sun:




Вдоль дорожи на спуск стоят информационные таблички. Вот здесь рассказывали о U-образной форме долины — характеристическом следе сползающего ледника. А ещё о том, что на правом склоне якобы можно рассмотреть (я не нашёл) тропу, по которой в итоге обошли форт Наполеоновские пушки.



Старые казармы переоборудовали под развлечения туристам. В сезон там есть два детских квеста со скалодромом, соревнованиями, викторинами и т.п.

А это горный приют, который реально сбросить с вертолёта и зафиксировать практически где попало:



Внутри у него вполне цивильно — приходилось нам спать и в более спартанских условиях...

Amazon dash button

Jul. 15th, 2017 01:56 pm
[syndicated profile] green_feed
Amazon выкатил гениальную штуку — кнопка «закажи мне на amazon’е ещё вот этого».

Пример использования: конфигурируешь устройство на стиральный порошок и вешаешь на стиральную машинку. В тот момент, когда стиральный порошок подходит к концу — нажимаешь на кнопку, и завтра же новая упаковка уже лежит у тебя в почтовом ящике.



Они предусмотрели вариант double-click (новый заказ не формируется, пока предыдущий не отправлен, плюс есть индикатор состояния текущего заказа), предупреждение по телефону и возможность откатить случайный заказ (другой защиты от детей я не увидел), ну и скидку стоимости аппарата из первого заказа, сделанного с его помощью.

Я не уверен, что готов ставить себе эти кнопки (очевидный риск закукливания на одном товаре и на одном поставщике — хотя, мы и так уже закуклились), но идея гениальная!

Pour la science (№477)

Jul. 14th, 2017 08:05 am
[syndicated profile] green_feed
Подходит к концу миссия Кассини, по этому поводу в журнале красивые фотографии Сатурна.

Здесь Солнце было практически в плоскости колец, поэтому видна тень от одного, неровного кольца на другие, более ровные:

Как я ехал домой

Jul. 13th, 2017 07:28 am
[syndicated profile] green_feed
Возвращался вчера домой на RER, у которого заглючила система открытия дверей. Подходит поезд к станции, а двери не открываются. В вагоне практически никого нет, поэтому проблему осознали уже на подъездах к Версалю. В самом Версале двери снова не открылись, и самые нетерпеливые вылезали на платформу через окно.

skuzn когда-то (кажется, после Беслана) делал сайт на тему «как жить при терроризме», и там одна из основных мыслей была: не параноиться, но при этом, находясь в толпе, чётко представлять себе, где находится выход. И я в поезде регулярно задумывался, являются ли выходами эти окна. Теперь знаю. Это не только реально, но и достаточно просто сделать :-)

Двери в конце концов открыли, но я не стал испытывать удачу. Час поздний, я вышел в Версале и доехал домой на такси. Благо, Uber сделал это совсем простым и дешёвым сервисом.
[syndicated profile] green_feed
Лекция про 1929 год — «Красное дерево» Бориса Пильняка. Быков не шибко жалует эту повесть, а мне она очень понравилась. И вообще, слушая Быкова у меня какое-то время было ощущение, что мы с ним читали разные вещи. Быков рассказывает, как автора травили за то, что он напечатал книгу в Германии. Ну ладно, что мне это казалось вообще невозможным (Быков объясняет, что ещё пару лет до того печататься за границей можно было, а как раз вот с этого года иностранную публикацию приравняли к предательству). Но гораздо больше всего в этом факте меня удивляет то, что автора не травили (не расстреляли) за такую откровенную антисоветчину. Но нет, ему влетело за немецкую книгу, а саму повесть затем неоднократно переиздавали и в Советской России.

При том, что книга, кажется, написана на одном крике. Действие происходит в Угличе, но каждая глава начинается с фразы типа «Русский Брюгге, русская Камакура». Чтобы затем, читая про Углич, читатель и увидел контраст с упомянутой Камакурой, и задумался, как же так получилось. А автор даже недвусмысленно подсказывает про ответственность советской власти.

Формально у повести есть сюжет — два брата-скупщика антиквариата приехали в город. И пока они скупают своё красное дерево, автор рассказывает нам историю продавцов.
Начальство в городе жило скученно, остерегаясь, в природной подозрителъности, прочего населения, заменяло общественность склочками и переизбирало каждый год само себя с одного уездного руководящего поста на другой в зависимости от группировок склочащих личностей по принципу тришкина кафтана. По тому же принципу тришкина кафтана комбинировалось и хозяйство. [...] Хозяйничали медленным разорением дореволюционных богатств, головотяпством и любовно. Маслобойный завод работал — в убыток, лесопильный — в убыток, кожевенный — без убытка, но и без прибылей, и без амортизационного счета. Зимою по снегу, сорока-пятью лошадьми, половиной уездного населения таскали верст пятьдесят расстояния — новый котел на этот кожевенный завод, — притащили и бросили — за неподходящестью, списав стоимость его в счет прибылей и убытков; покупали корьедробилку — и тоже бросили — за негодностью, списав в счет прибылей и убытков; покупали тогда на предмет дробления корья соломорезку — и бросили, ибо корье не солома, — списывали. Улучшали рабочий быт, жил-строительством; купили двухэтажный деревянный дом, перевезли его на завод и — распилили на дрова, напилили пять кубов, ибо дом оказался гнил, — годных бревен оказалось — тринадцать штук; к этим тринадцати прибавили девять тысяч рублей — и дом построили: как раз к тому времени, когда завод закрылся ввиду его, хотя и неубыточности, как прочие предприятия, но и бездоходности, — новый дом остался порожнем. Убытки свои комбинат покрывал распродажею оборудования бездействующих с дореволюции предприятий, — а также такими комбинациями: — Куварзин-председатель продал леса Куварзину-члену по твердым ценам со скидкою в 50% — за 25 тысяч рублей, — Куварзин-член продал этот-же самый лес населению и Куварзину-председателю, в частности, — по твердым ценам без скидки — за пятьдесят слишком тысяч рублей. — К 1927-ому году правление пожелало почить на лаврах: дарили Куварзину портфель, деньги на портфель взяли из подотчетных сумм, а затем бегали с подписным листом по туземцам, чтобы вернуть деньги в кассу.

Понятно, что никакая Камакура, никакой Брюгге так не получится.


Ужасная история двух сестёр Риммы и Капитолины.
Сестры были погодками, Капитолина — старшая. И жизнь Капитолины была полна достоинства мещанской морали. Вся жизнь ея прошла на ладони все-городских глаз и все-городских правил. Она была уважаемым мещанином. И не только весь город, но и она знала, что все ее субботы прошли за всенощными, все ее дни склонились над мережками и прошивками блузок и сорочек, тысяч сорочек, — что ни разу никто чужой не поцеловал ее, — и только она знала те мысли, ту боль проквашенного вина жизни, которые кладут морщины на сердце, — а в жизни были и юность, и молодость, и бабье лето, — и ни разу в жизни она не была любима, не знала тайных грехов. Она осталась примером все-городских законов, девушка, старуха, проквасившая свою жизнь целомудрием пола, бога, традиций. — И по другому сложилась жизнь Риммы Карповны, тоже белошвейки. Это было двадцать восемь лет тому назад, это длилось тогда три года — тремя годами позора, чтобы позор остался на всю жизнь. Это было в дни, когда годы Риммы закатились за тридцать, потеряв молодость и посеяв безнадежность. В городе жил казначейский чиновник, актер-любитель, красавец и дрянь. Он был женат, у него были дети, он был пьяницей. Римма полюбила его, и Римма не устояла против своей любви. Все было позорно. В этой любви было все, позорящее женщину в морали уездных законов, и все было неудачно. Кругом стояли леса, где можно было-бы сохранить тайну, — она отдалась этому человеку ночью на бульварчике, — она постыдилась понести домой изорванные и грязные в крови (в святой, в сущности, крови) панталоны, — она засунула их в кусты, — и их нашли всенародно наутро мальчишки, — и ни разу за все три года ее позора она не встретилась со своим любовником под крышею дома, встречаясь в лесу и на улицах, в развалинах домов, на пустующих баржах, даже осенями и зимой. Брат Яков Карпович прогнал сестру из дома отказавшись от нее, — даже сестра Капитолина стала против сестры. На улицах в нее тыкали пальцами и не узнавали ее. Законная жена казначейского актера ходила бить Римму и наущала — тоже бить — слободских парней, — и город своими законами был на стороне законной жены. У Риммы родилась дочь Варвара, ставшая свидетельством позора и позором. У Риммы родилась вторая девочка — Клавдия, и Клавдия была вторым свидетельством позора. Казначейский любитель уехал из этого города. Римма осталась одна с двумя детьми, в жестоком нищенстве и позоре, женщина, которой тогда было уже много за тридцать лет. — И вот теперь прошло еще почти тридцать лет с тех пор. Старшая дочь Варвара замужем, в счастливом замужестве, и у нее уже двое детей. У Риммы Карповны двое внучат. Муж Варвары служит. Варвара служит. Римма Карповна ведет большое хозяйство, родоначальница. И Римма Карповна — добрая старушка — счастлива своей жизнью. Старость сделала ее низкой, счастье сделало ее полной. У низенькой полной старушки — такие добрые и полные жизни глаза. И у Капитолины Карповны теперь — только одна мысль: жизнь Риммы, Варвары, Клавдии, внучат, — ее целомудрие и все-городская честность оказались ни-к-чему. У Капитолины Карповны нет своей жизни.

К этой истории Советская власть руку не приложила, а даже наоборот, позволила Римме выжить. Но история ужасная. И как верно заметила Анюта, полностью повторяющая тему Аксинии из «Тихого Дона». Точнее даже тему мужского скотства. Мужикам в этом обществе ничего не грозит (ну переспал с бабой, ну и чё такова-та?), и они совершенно не собираются задумываться о последствиях для других. Брать ответственность за свои поступки.

Только в отличие от «Тихого Дона» здесь есть и другая крайность — буквальное следование принципам такого общества до добра тоже не доводит.
И по этому поводу в повести есть прекрасная фраза:
Ничего не надо бояться, надо делать, — все делаемое, даже горькое, бывает счастьем, — а ничто — ничем и остается.


Быков рекомендует книгу Пильняка «Корни японского солнца» — документальная проза о поездке автора в Японию. Страна хорошая, нужно будет почитать. Опять же, книга 1927 года, но именно из-за неё в 1937 году Пильняка арестовали по подозрению в шпионаже в пользу Японии. И в 1938 году расстреляли.


Лекция про 1930 год — «Гидроцентраль» Мариэтты Шагинян. Я прочитал первые две главы — это просто нереально нудно. Решил послушать Быкова — и он говорит буквально то же самое. Интересный для истории роман (начало культа труда в литературе), но читать невозможно, да и не нужно.

APL vs MatLab pII

Jul. 12th, 2017 09:30 am
[syndicated profile] green_feed
Продолжаем фанфик курса программирования в УБЗ. catpad выкатил игру «Жизнь» одной строчкой на APL:



Потратив некоторое время на поднятие челюсти восхищение чистым разумом, я задумался, как всё это выглядело бы на MatLab. На самом деле, отличия не сильные. Опять же, сохраняя обозначения исходного курса, разобьём на блоки:

M = zeros(5);
M(3, 2 : 4) = 1;
V = {-1, 1};
B2 = cellfun(@circshift, repmat({M}, 1, 4), [V, V], 'UniformOutput', false);
B3 = cellfun(@circshift, B2, [V, fliplr(V)], repmat({2}, 1, 4), 'UniformOutput', false);
B4 = cellfun(@circshift, repmat({M}, 1, 2), V, 'UniformOutput', false);
B5 = cellfun(@circshift, repmat({M}, 1, 2), V, repmat({2}, 1, 2), 'UniformOutput', false);
B6 = sum(reshape(cell2mat(B3), [size(B3{1}), numel(B3)]), 3) + plus(B4{:}) + plus(B5{:});
B7 = B6 == 2;
B8 = B7 & M;
B9 = B6 == 3;
B10 = B8 | B9

Буковок несомненно больше. В первую очередь из-за параметра UniformOutput для cellfun: в MatLab «матрица, содержащая матрицу» — это cell array, и для него операции несколько отличаются от операций с матрицами.

Вторая неприятность заключается в том, что я не умею складывать элементы cell array. Для B4 и B5 всё просто — можно использовать sum, принимающий не более двух элементов, а там их как раз два. Но вот для B3 случается неприятность — я её обхожу переформатированием cell array -> matrix 5×20 -> matrix 5×5x4, которую затем суммирую вдоль третьего измерения. Если кто-нибудь подскажет более элегантный способ суммирования, я буду очень ему крайне признателен.

Сборка результата не отличается практически ничем. Отмечу отсутствие «;» в строке с B10, заставляющее MatLab вывести на экран результат этой операции. Лично я (равно как и встроенный анализ синтаксиса mlint) считаю это крайне порочной практикой и обычно использую для вывода на экран disp.

Теоретически это можно даже собрать в одну строчку, но здесь возникает ещё одна проблема — MatLab не позволяет написать (a + b)(:) (применить оператор индексации не к переменной, а к результату операции). Это обходится через subsref, который, впрочем, я тоже считаю плохой практикой.

Не говоря уже о засовывании всего этого в строку и вызове eval — от одного вида этой функции меня бросает в дрожь, она официально забанена у нас на проекте. Поэтому нет, циклы Жизни можно, конечно, запихнуть в одну длинную строку, но этим я не буду заниматься даже ради фанфика!

Pour la science (№ 476) — I

Jul. 12th, 2017 07:24 am
[syndicated profile] green_feed
Заметка о поиске мин при помощи генетически модифицированных бактерий. Мины выделяют какое-то количество взрывчатки в газообразном состоянии, и бактерии в присутствии этих газов начинают светиться. Дальше уже дело техники.


Когда-то давно в детском журнале я прочитал о работе Тьюринга, объясняющей форму пятен у животных через систему дифференциальных уравнений. Теория допускает как пятнистую раскраску, так и полосатую, в зависимости от начальных параметров. И в журнале приводили пример леопардов, у которых при общей пятнистости могут быть полосатые хвосты, потому что хвост тонкий.

А в этом журнале статья о раскраске жемчужных ящериц:



У них каждая чешуйка своего цвета, раскраска по определению пиксельная. Учёные несколько лет сканировали ящериц, следя за изменением их раскраски. И в конце концов написали правила управляющего процессом клеточного автомата. И как здесь можно было не вспомнить программирование на Рыбе? А прочитав ТЗ к этому проекту, я внезапно понял, откуда растут ноги у нашего УБЗ :-)


Досье про тест Тьюринга в его современных версиях. Мне понравился вариант со схемой Винограда, когда роботу нужно разрешать неоднозначности естественного языка: «члены горсовета не дали положительного ответа демонстрантам, так как они боялись беспорядков во время манифестации». Человеку очевидно, кто имеется в виду под «они», а роботу нужно разбираться, выходя за рамки написанного, используя знания об окружающем нас мире.
(по-русски пример плохой, т.к. для демонстрантов можно было бы использовать «те» вместо «они», но я не смог с лёту придумать другой)


Статья о разрезании пиццы на одинаковые (по форме и площади) части. Рассматриваются вопросы вроде «можно ли разрезать так, чтобы какие-то части не касались середины пиццы?» (спойлер: можно).

Но начинается статья с того, как важно не попадать под влияние «очевидных» вещей. Например, говорит автор, очень долго считалось, что для того, чтобы вычислить какую-то цифру числа π, нужно сначала вычислить все предыдущие цифры этого числа. В принципе да, очевидно. Но неверно — в 1995 году нашли метод прямого вычисления любой цифры числа π, без вычисления предыдущих.

Читал про автора этого открытия: в 1977 году его занесли в книгу рекордов Гиннесса как человека, знавшего наизусть больше цифр числа π, чем кто-либо другой. Вообще-то он выучил первые 4400 цифр, но официальным представителям Гиннесса рассказал только 4096, потому что это круглое число. Наш человек.

Домашние животные

Jul. 11th, 2017 08:13 am
[syndicated profile] green_feed
Очередная лекция УБЗ расскажет нам о домашних животных Древнего Египта.

Оказывается, на стыке зоологии и археологии уже 150 лет как существует наука археозоология. Не спешите радоваться новым знаниям, они уже устарели, т.к. на стыке археозоологии и египтологии учёные успели основать египто-зоологию, рассматривающую найденные археологами следы животного мира с точки зрения знаний о египетской цивилизации. Большая часть результатов этой науки выходит за рамки нашего курса, т.к. мы не хотим касаться не только погребальных церемоний, но и тесно связанных с ними вопросов религии. Зато оставшаяся часть новой науки занимается именно отношениями людей и животных — наша тема! Поэтому, ни слова о Бастет и в путь.


Самое старое одомашненное человеком животное — собака. В египетских документах они всегда, с самых древних времён, изображаются с ошейниками. Или даже, как эта кормящая щенков сука, с поводком:



К собаке относились практически как к члену семьи. Собакам давали имена, причём часто это были человеческие имена, как в русском языке они часто используются для кошек. Известно около 90 имён древне-египетских собак. Геродот пишет, что после смерти собаки её хозяин брил налысо не только голову (это и без смерти собаки было обычной практикой), но и всё тело.

Собаки, очевидно, использовались для охраны и для охоты. Вот прекрасная иллюстрация охоты с собаками на горного козла:




Конечно же, были в Египте и кошки. В древне-египетском слово «кошка» является ономатопеей (звукоподражающее слово), латинской транскрипцией оно записывается как «miw» для кота и «miwt» для кошки. Кошек держали в доме для борьбы со змеями и грызунами. В споре о главном домашнем животном Древнего Египта всё тот же Геродот чётко расставляет приоритеты: после смерти домашней кошки хозяину полагалось сбрить только брови.



Несмотря на явный death alert, не могу не упомянуть о широко распространённом (с точки зрения кураторов Лувра) заблуждении, что древние египтяне мумифицировали священных животных. Если не считать быка Аписа, они мумифицировали только специально для этого выращенных животных — частично для приношения богам, частично для продажи в качестве сувенира паломникам. Ещё одно возможное происхождение мумифицированных животных — обучение процессу мумификации (да-да, они тоже предпочитали тренироваться на кошках).


Достаточно популярным домашним животным в Египте были обезьяны. Их держали в доме как для развлечения, так и для сбора урожая. На следующей иллюстрации мы видим сбор орехов дум — хозяин (речь на иллюстрации, очевидно, идёт не о хозяйке) позволяет обезьяне сорвать орех, затем при помощи поводка в правой руке и палки в левой убеждает её сдать урожай:



Крайне популярный сюжет — обезьяна (в данном случае это мартышка) с младенцем:




Держали дома и гусей. На следующей картинке изображена сцена гаважа — принудительного кормления гуся. Как сейчас, так и тогда гусей откармливали для улучшения кулинарных характеристик гусиной печени. Современное слово «фуа-гра» происходит, конечно, от французского слова foie (печень), но оно в свою очередь пришло из латыни jecur ficatum (печень инжирная, т.к. именно инжиром в древности выкармливали гусей), от которого слово «печень» потерялась, оставив только слово «инжир» (фига -> фуа).




Лошади появились в Египте достаточно поздно. Около XVII в. до н.э. большую часть Египта завоевали прискакавшие из Средней Азии гиксосы. Египетская армия впечатлилась боевыми способностями конницы, и лошадей начали разводить в первую очередь именно для армии.




Ну и, конечно, коровы. Корова в Древнем Египте — это не только ценная рабочая сила, но и 3-4 центнера диетического, легкоусвояемого мяса.
Обратите внимание на форму рогов египетской коровы. В данном случае они изображены достаточно реалистично, рога в форме лиры:



Кормление телёнка:




Египтяне активно пытались одомашнить диких животных. Сохранились, например, документы о попытках приручить гиен (спойлер: не получилось). Приручали горных козлов, причём в большей части для развлечения. Домашнего козла в Лувре не нашлось, зато есть ложечка в виде связанного для жертвоприношения дикого животного:




Задание: какое домашнее животное пытался изобразить здесь древне-египетский скульптор?

APL vs MatLab

Jul. 10th, 2017 12:58 pm
[syndicated profile] green_feed
Курс программирования на УБЗ. Глава 5. Часть 1. A Programming Language или Уроки Практической Магии.

Удивительно, но я не только не знал до сих пор APL, но и услышал о нём, мне кажется, впервые. Хотя, как можно было не выучить язык, на котором программа выглядит следующим образом:

(((1,A)/B)⌊1+⍴Y)[(⍴Y)↓(+\1,A←(1↓A)≠¯1↓A←A[B])[⍋B←⍋A←Y,X]]

Удивительно ещё и из-за того, что (судя по первой части описания) язык очень похож на MatLab, с которым я работаю каждый день. MatLab сильно проигрывает в моих глазах зацикленностью на символах латинского алфавита, за счёт чего получается некая многословность. А функциональность пока что совпадающая.

1. «⍳x» — это, очевидно, «1 : x». Даже «⍳0» эквивалентно «1 : 0» в том смысле, что оба возвращают «ничто». От себя замечу, что в Матлабе не бывает просто «ничего», оно всегда размерное. Данное ничего имеет размерность 1×0, оно так и называется «1×0 empty double row vector». Для удобства пользователя есть отдельная функция empty, позволяющая создать пустоты разного размера, например, double.empty(0, 0, 1, 2) создаёт пустую матрицу 0×0×1×2.
2. «⍴» - это MatLab’овский repmat. Отличие от APL в том, что приходится явно указывать, сколько раз плодить исходную матрицу в каждом из измерений — поскольку просто «пустоты» не бывает.
3. Минимум и максимум, конечно же, пишутся min и max. Небольшое отличие от примера из первой главы APL в том, что они снова ищут минимумы и максимумы вдоль одного из измерений (по умолчанию первого, но, к сожалению, есть нюансы). То есть, min возвращает матрицу той же размерности, что исходная, за исключением размерности, по которой проходил поиск, где размерность будет равняться 1. Т.о. min(0 : 1) вернёт ничего размерности 1×0.
4. Но нельзя же работать без самого большого и самого маленького чисел, для них в MatLab есть специальные литеры: Inf и -Inf. А в добавок ещё и eps — это тоже «самое маленькое число», но в другом смысле: это самое близкое к нулю число, которое ещё отличается от нуля (на моей машине это 2,22e-16).
5. Унитарный вариант «⍴» — это буквальный аналог MatLab’овского size. Хотя нет, аналог не полный — из каких-то своих соображений size никогда не возвращает скаляр. Даже для скаляра он возвращает вектор из двух элементов — действительно, скаляр эквивалентен матрице 1×1. Но он же эквивалентен и матрице 1×1×1×1×1×1. Очевидно, на двух измерениях остановились в силу каких-то исторических причин (в языке полно рудиментов, когда первые два измерения трактуются отлично от следующих).

Конечно, редкая программа на MatLab помещается в одну строчку (у нас кода на 4MB), но это не мешает мне любить свою работу. Но клавиатура как в статье УБЗ мне не помешала бы :-)
[syndicated profile] green_feed
Лекция про 1927 год — «Вор» Леонида Леонова. Начал читать и бросил, вообще вот не цепляет. И после рассказа Быкова, в принципе, рад, что не стал настаивать.

Отметилось только совсем уже «советское» начало романа — при появлении главного героя автор отдельно отмечает «расцветку его явно заграничного пальто». Эта тема оставалась с нами до начала 2000. Мой любимый анекдот на эту тему: приезжаю я в Москву, встречаюсь с П. И он мне говорит: а ты помнишь, когда мы учились в институте, мы сформулировали, как можно безошибочно определить иностранца в толпе? По дурацкой одежде и дебильной улыбке. Вот всё, ты — иностранец.

А ещё отсюда родная всем советским людям фраза «Управдом, но числит себя в борцах за всемирную справедливость и страсть любит, чтобы его называли другом человечества...» — я снова не уверен, что Гайдай цитировал Андреева, но сейчас это читается как явная цитата.

В романе постоянно упоминаются калоши. Я в детстве даже застал этот странный предмет, и уже тогда не до конца понимал его предназначения. Ну, понятно, что «это просто красиво». Ладно, когда их надевают на валенки, чтобы потом ходить по лужам (в детстве я не мог понять, почему нельзя сразу делать валенки с калошами, зачем продавать два раздельных предмета?). Но вот как в романе: двое приходят с улицы в дом, один разувается, а другому говорит, что тому разуваться не обязательно, ведь у него же калоши. И чего, думаю я? Почему обувь в калошах чище? Потому что с неё быстрее «засыхает и отваливается»? Или «не разувайтесь» в данном контексте имеет смысл «не снимайте обувь, можете снять только калоши»?


Лекция про 1928 год — «Египетская марка» Осипа Мандельштама. А вот здесь я просто завис. Тщетно пытался пробиться через первые главы — и не осилил. Если «Вор» мне просто был не интересен, в «Марке» я вообще ничего не понимал. Как по-монгольски читаешь — вроде все буквы разобрал, и даже слова складываются, но о чём эта книга? Быков рассказал, что к ней есть якобы превосходные комментарии — выглядят интересно, но это хороший пример того, что я могу читать только в бумажном виде. Чтобы в одном томе и сам роман, и комментарии.

October 2016

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:44 am
Powered by Dreamwidth Studios